Понедельник, 24 января, 2022    
Главная > Без рубрики > Живая память

Живая память

25 декабря 1979 года первые советские солдаты были заброшены в Афганистан. Об этом событии не писали газеты, не сообщалось в новостной ленте с телевизионных экранов. Только через 10 лет, в 1989 году 15 февраля территорию этой восточной страны окончательно покинули советские войска. Сегодня эту войну оценивают по-разному. Но точно только не те, кому довелось побывать «за речкой», кто хлебнул по полной солдатских тягот, кто ежедневно находился под прицелом. Сергей Владимирович АКИНФИЕВ – один из них. Для него афганская война – неотъемлемая часть его судьбы. Возможно, самая важная…
Родился и вырос Сергей Владимирович в посёлке КИМ. Он и сейчас проживает там со своей супругой Натальей Юрьевной. Дети – Владимир и Ксения давно уже выпорхнули из родительского гнезда, создали свои семьи, но родителей с радостью навещают, как только им предоставляется такая возможность. Супруги Акинфиевы уже успели обзавестись внучкой Анастасией, и с нетерпением ждут пополнения в семействе дочери. К сожалению, в некогда шумном и уютном посёлке осталось всего лишь несколько дворов, поэтому жизнь здесь сегодня течёт тихая и размеренная.
Проработав более 15 лет в лесничестве, Сергей Владимирович знает все заповедные уголки своей малой Родины. И хотя по состоянию здоровья он отошёл от своей профессии, но с родными просторами не спешит расставаться. Одно из главных увлечений бывшего лесника – охота и пчеловодство.
Во времена юности Сергея Владимировича ни у кого из будущих призывников даже и не возникала мысль каким-то образом избежать службы в армии. Служить тогда считалось почётной обязанностью всех молодых людей. Как говорит Сергей Владимирович, он хотел служить в армии, как и многие его ровесники, ведь его поколение выросло на фильмах и книгах о подвигах героев Великой Отечест-
венной войны. Поэтому, когда в октябре 1982 года Сергею из Калининского военкомата пришла
повестка о призыве в армию, он воспринял это как должное.
Отгремели весёлые проводы, на которые были приглашены родственники и вся сельская молодёжь. Каждый из гостей старался дать призывнику наказ и самые нужные советы, сказать тёплые слова, ведь Сергею предстояло провес-ти два года вдалеке от родных и дорогих сердцу людей.
По распределению он попал в Багратионовск – небольшой городок на юге Калининградской области, на самой границе с Польшей. Как сейчас помнит бывший курсант живописно расположенные дома под красными черепичными крышами на отлогих склонах большого холма… Но времени, чтобы полюбоваться красивыми городскими пейзажами, у Сергея было очень мало, ведь он проходил обучение в Школе сержантского состава (ШСС), там готовили специалистов радиолокационных и прожекторных станций.
В апреле 1983 года, уже в звании сержанта, он был направлен в туркменский город Керки, который находился на границе с Афганистаном. Пограничники спецподразделений Керкинского отряда выполняли интернациональный долг в Афганистане, контролируя три афганские провинции. Но уже через месяц службы Сергей оказался по ту сторону границы.
18-летний юноша был переброшен на вертолёте в Шибарган – город в Афганистане, центр провинции Джаузджан. Неподалёку от города пролегал газопровод, и Сергей в составе пограничного отряда воинской части №2042 нёс службу по охране этого объекта. Часто враждующая сторона проводила диверсионные операции, пытаясь взорвать газопровод, и чтобы предотвратить аварийные ситуации, нашим воинам часто приходилось вступать в бой с противником.
Но основную службу Сергей Владимирович нёс ночью, прожектористом на ЗИЛе-130. Его задачей было: во время боевых операций в тёмное время суток подсветкой обеспечить воинам-интернационалистам видимость. Операции по зачистке проходили в кишлаках, где скрывались душманы и наёмники. Начиная с мая 1983 года и по февраль
1985 года, Сергей Владимирович нёс службу в Афганистане.
– Конечно, было тяжело. Всё это время жили в блиндажах, под землёй, по 20 человек, – рассказывает Акинфеев.– Ночью температура была около
22 градусов тепла, вроде бы нормальная, дневная – до 50 градусов в тени, перепады резкие, поэтому организму было тяжело адаптироваться, привыкнуть к этому нельзя. Костры ночью не жгли, если рядом присядешь, точно убьют, это хорошая мишень. «Дедовщины» среди солдат-срочников не было, там все были равны, а была доброжелательная обстановка внутри коллектива, прочная, крепкая мужская дружба. Несмотря на то, что зачастую были боевые действия, и каждый из нас владел оружием – автоматами, все конфликты решались мирным путём. Пищу ребята в основном готовили сами, не ждали, когда привезут её из города. В последствии мы сами построили столовую из кизяков, также нам выдавался сухой паёк.
А вот с водой были проблемы, её привозили из Шибаргана. То ли от воды, то ли по какой-то другой причине, но очень много наших солдат тяжело переболело гепатитом.
Тысячам неокрепшим юно-
шам довелось служить на афганской земле, приходилось несладко. Но эти трудности несравнимы с теми, которые выпали на долю их матерей. К счастью, свою маму – Нину Анатольевну Сергею удалось оградить от страшных волнений и переживаний. О том, что он служил в Афганистане, она узнала только после его возвращения. Сначала не поверила и только потом осознала…
Афганцы редко надевают медали, нечасто рассказывают о своих армейских буднях. А ведь с той войны они привезли не только воспоминания… Сергей Владимирович был удостоен медали «За отвагу», за боевую операцию в горах, а ещё у него есть награда «От благодарного афганского народа» с арабской вязью на оборотной стороне и несколько юбилейных наград. Но главное, что бережно хранится в семейном архиве вот уже на протяжении 30 лет – это фотографии, те самые любительские, немного выцветшие и от того ставшие ещё более дорогими.
Вот Сергей в линялой гимнастёрке стоит в окопе, вырытом в серой пыли Афганистана, а на другой – смущённо улыбается, загорелый черноглазый юноша в кругу друзей-однополчан. По прошествии времени приходит понимание того, что каждая из этих фотографий могла бы стать последней, как для Сергея, так и для его друзей… 18-летние мальчишки даже не могли себе представить, как может измениться их жизнь в одно мгновение. Кому-то повезло, и они вернулись домой, многие раненые, с седыми прядями волос, а тысячи мальчишек «возвращались» домой в «Черном тюльпане» в цинковых гробах под названием «Груз-200».
На просьбу охарактеризовать слово «война» одним предложением, Сергей Владимирович ответил, что это невозможно. Любая война – терпко пахнет кровью. Это очень большое горе, её уроки должны усвоить и политики, и военные.