Суббота, 19 июня, 2021    
Главная > Без рубрики > Так создавался музей…

Так создавался музей…

Недавно, разбирая семейный архив, я наткнулся на дорогую для меня реликвию – вымпел, выпущенный к открытию в городе Калининске историко-краеведческого музея. На красном треугольнике надпись: село Баланда основано в 1680 году. Калининску – 300 лет! Прошло ровно 40 лет. На меня нахлынули воспоминания…
Вырос я в самом древнем месте города – на улице «30 лет ВЛКСМ». Раньше она называлась Городок. Это был центр торговли: базары, ярмарки, магазины, лавки, постоялые дворы. В послевоенные годы для мальчишек здесь было много интересного. Встречались вернувшиеся фронтовики в солдатских шинелях с наградами, многие – с увечьями. Сновали бойкие безобразовские торговки молоком и овощами. Базар был «говорливым». Кроме того, здесь можно было увидеть торговцев-«иноземцев», приезжавших на ярмарку на верблюдах.
Самым увлекательным для меня был поиск монет на территории базара и вокруг. После сильного ветра, сдувавшего пыль с улицы и базарной площади, или проливного дождя, монеты можно было собирать буквально «горстями». Попадались деньги времён Екатерины, Павла и более поздние. Однажды попались наконечник копья, железные наконечники от стрел. Видимо, это определило мой интерес и увлечение археологией и историей края на всю жизнь.
По своей специальности (мас-тер по ремонту сложно-бытовой техники) я много ездил по сёлам района, и было много новых знакомств, встреч с людьми, которые рассказывали легенды о заселении края. Для меня всё было удивительным: и люди, и многочисленные предметы труда и быта крестьян, и иконы…
Маленькие сёла вымирали. Люди уезжали, бросая дома, многие из которых были ещё под соломенными крышами. И на чердаке таких домов находились настоящие «сокровища». Там можно было обнаружить деревянные грабли, коромысла, прялки, рубели, корыта, глиняные горшки и многое другое.
В селе Первомайское мне подарили два ткацких станка. Один из них находится в нашем музее, а другой, после съёмок художественного фильма «Хлеб – имя существительное» остался на «Ленфильме». В селе Салтыково во дворе дома на цепях висел чугунный рукомойник с двумя отверстиями по бокам. Произошёл обмен с хозяевами: я им привёз новый, они мне отдали старинный.
Собранные предметы старины стали «обживаться» в нашем доме. Каждому новому экспонату радовались всей семьёй. Коллекции постепенно стало тесно. Тогда мы с женой, повесив, расставив и разложив все предметы (сесть было негде!) пригласили посмотреть всё это заместителя председателя райисполкома Владимира Тимофеевича Беднова,
районного архитектора Олега Васильевича Позднякова, секретаря РК КПСС Александра Ивановича Батеева, зная, что эти люди неравнодушны к истории и культуре.
Летом 1980 года В.Т. Беднов предложил нам занять малый зал в районном Дворце культуры. Началась подготовка к выставке. Дело это было непростое, тем более, что у нас недавно родилась дочка. Предметов быта и орудий труда, икон, было много, а вот старинной мебели не хватало, хотя я уже по этому поводу «провёл разведку»… Так, в сарае горсовета находился письменный стол купца Крюкова. Узнав, что он нужен музею, председатель горсовета Вениамин Семёнович Вьюнов отдал его. Уже позже, для интерьера купеческой гостиной в новом здании музея, я привёз из старого корпуса тубсанатория (прежде это был дом управляющего графа Шереметева) огромное трюмо. М.М. Спылихин, главный врач санатория, разрешил его взять. Был создан Совет музея, руководил которым В.Т. Беднов.
Мы с супругой торопились к осени открыть зал для посетителей. Ведь 1980-й год был юбилейным для нашего города. Срочно были изготовлены из пионерских галстуков памятные вымпелы (один из них и попался мне). С оформлением помогли супруги Истомины, преподаватели детской художественной школы. Изготовили вымпелы два азербайджанца, сотрудники райбытуправления.
Открытие музея состоялось 26 октября 1980 года. Нам хотелось, чтобы здесь всё было по-научному. Сразу появилось несколько отделов, в том числе и археологии.
Калининский район архео-логически был самым неизученным в Саратовской области. Часто в поездках по нему мне встречались на водоразделах одиночные курганы, а иногда и целые группы. На размытых берегах Баланды нам с сыном Игорем, а затем и с дочкой Ольгой удалось обнаружить стоянки первобытных людей. Особенно интересное поселение находилось вблизи с. Салтыково. В подъёмный материал входило много керамики, костяной серп, точильные брусочки, каменный топорик без отверстия и даже каменная стрелка от лука.
Позднее на этом месте открылось Золотоордынское стойбище
14 века, были найдены медные монеты, железные наконечники стрел.
Посоветовавшись с заместителем председателя райисполкома В.Т. Бедновым, я пригласил на предварительную разведку архео-логов из СГУ В.А. Лопатина и С.Ю. Монахова. Первые раскопки начались в мае 1982 года неподалёку от с. Симоновка. Предварительно договорился с директором птицефабрики Х.А. Халиловым по поводу скрепера. Спасибо ему большое, не отказал. В то время в этом месте была группа небольших курганов, всего около 60-ти, сейчас они уже распаханы.
Запомнилось, как расстроился водитель скрепера, когда случайно немного срезал верхнюю часть глиняного сосуда, и удивление парторга, приехавшего посмотреть раскопки. Увидев погребение срубной культуры, он всерьёз сказал: «А я и не помню, чтобы здесь людей хоронили». Мы тоже были «удивлены», что он не помнит, умер-то человек совсем «недавно», каких-то три с половиной тысячи лет назад. Этот смешной случай вспоминали археологи долго!
Следующее захоронение было более поздним – в начале нашей эры. Раскопали курганы сарматской группы. А с техникой нам помог Петров Борис Павлович из села 3-я Александровка. Эти насыпи располагались неподалёку от села Радушинка, и по вечерам к палатке археологов сельчане несли продукты: молоко, яйца, овощи. Поистине в этом селе люди радушные!
Впоследствии стараниями заместителя председателя райисполкома В.Т. Беднова, районного архитектора О.В. Позднякова и начальника ПМК-42 Анатолия Григорьевича Асауленко город получил большое помещение под музей – часть первого этажа жилой пятиэтажки. Было радостно, но в тоже время и страшно: Опять надо было начинать оформлять всё сначала! Тем более, что в помещении РДК случилась авария отопительной системы, и многие экспонаты серьёзно пострадали. С женой начали уборку… Приводить помещение в порядок нам помогали работники отдела народного образования. Организовал эту помощь человек, понимающий всю сложность и нужность этого дела, заведующий РОНО Владимир Александрович Сидоров.
Мы ему и вверенному ему коллективу очень были благодарны!
Забегая вперёд, скажу, что в первые годы люди очень интересовались музеем. Было много посетителей, приезжали и из соседних районов, а Владимир Александрович всегда находил возможность отпустить Любовь Владимировну (она работала в то время в РОНО) провести экскурсию.
Работы было много. Нужно было скрести, мыть, утеплять окна, где-то что-то подкрашивать. Не было ни мебели, ни оборудования. Большую помощь нам оказала
Галина Викторовна Антонова, ставшая к тому времени секретарём РК КПСС. Историк по образованию, она тоже загорелась делом создания музея: помогала Любовь Владимировне попасть в областной архив (в советские времена это было непросто), убеждала руководителей предприятий города помогать в приобретении оборудования и т.д, Особенно было много дел, когда открывали зал «Период развитого социализма в районе».
Заказали мы горизонтальные витрины в МСО у Василенко Александра Дмитриевича. Он же помог с перегородкой и материалами для подиумов. Спонсорскую помощь оказали коллективы: ремзавода (изготовили решётки на окна), и завода РИ (подарили ковровые дорожки). Уже можно было завозить экспонаты. К тем первым трём сотням их из старого помещения, нашей семьёй было передано в дар музею ещё почти полторы тысячи. Всё предстояло изучить и описать Любови Владимировне, так как мы были в то время и за директора, и за экскурсовода, и за уборщицу, и за научного сотрудника. И так музей на общественных началах существовал более 10 лет…
В основном он открывался в выходные дни (не считая посещений делегациями). О музее был снят фильм для центрального телевидения. Были публикации в центральных газетах: «Литературной газете», «Труд», «Коммунист» и, конечно же, в районной газете «Путь Ильича».
Ещё раз хочется сказать о помощи Беднова В.Т. Не имея никакого статуса, я был командирован для сбора материала в Москву к вдове И.П. Бардина, академика, учёного металлурга, нашего земляка. Там же была и встречи с вдовой скульптора М.П. Оленина – автора всех скульптурных работ
М.И. Калинина. Кстати, он был последним из древнего дворянского рода. Его предки дружили с
А.С. Пушкиным. Вдова предлагала мне авторскую работу мужа, бюст М.И. Калинина, но я просто физически его увезти не мог.
Самой интересной была поездка к писателю Михаилу Алексееву. Кроме рукописей, Михаил Николаевич подарил музею кортик, ценный для него самого, подаренный Маршалом Советского Союза Гречко за заслуги по патриотическому воспитанию молодёжи.
Неоценимый в клад в воссоздание истории Баланды предреволюционных и революционных лет, а также времён гражданской войны, внесла жительница Баланды, кандидат исторических наук Т.Ф. Киселёва, оставив музею рукопись воспоминаний.
А дочь исполнительницы русских народных песен, артистка М.Ф. Ковалёва, подарила музею драгоценные экспонаты – от ожерелья до концертных костюмов матери О.В. Ковалёвой, подлинно народных сарафанов и рубах, которые она сама собирала. Вот так, порой по крупицам, копился материал в музее. Люди, словно обрадовавшись, что есть теперь место, где можно сохранить семейные реликвии и исторические предметы, отдавали их в музей.
Некоторое время при музее работал историко-краеведческий кружок (руководитель Л.В. Куликова). В нём занимались дети, интересующиеся историей родного края. Они принимали участие в раскопках, ходили или выезжали на природу. Вспоминаю, как однажды для поездки в район села Первомайское на поиски окаменелостей мы «арендовали» спецмашину у медвытрезвителя.
К сожалению, музейные экспонаты привлекали не только любителей истории, но и людей алчных, для которых «цена» экспонатов была в другом. В музее уже была сигнализация на пульте охраны, но несмотря на это, ночью грабители, взломав дверь пожарного выхода с торца здания, унесли 15 икон…Сигнализация сработала, но не «сработала» вневедомственная охрана. Её сотрудники признали свою вину, даже выплатили какие-то деньги областному музею (наш музей к тому времени уже являлся филиалом областного). Это была и есть невосполнимая потеря.
Другая участь была уготована церковной иконе из села Малая Екатериновка. Как-то, в назначенный День быта в этом селе, я познакомился с одной старушкой. Она сумела сохранить на чердаке церковную икону, уберегла её от уничтожения (во времена воинствующего атеизма их сжигали, кололи на дрова, расстреливали). На иконе изображена Иверская Божья Матерь. Её мы с женой передали не в музей, а в храм святой Равноапостольной княгини Ольги, т.е. икона и сегодня живёт уготованной ей судьбой. Сегодня в храме она – одна из самых почитаемых.